Янис (Жанисом его прозвали позднее) Липке, родился 1 февраля 1900 года в Елгаве. Получил три класса образования, кроме латышского, владел русским и немецким языками. Жанис был располагающим к себе, очень предприимчивым, даже азартным человеком. О родителях Жаниса нам почти ничего не известно. Его отец Янис был бухгалтером, служил в латышских стрелках и погиб на Первой мировой войне. Мать Паулина, домохозяйка, умерла в 1920 году.

В начале 1919 года Жанис вступает в ряды стрелков, служит в Латгальском артиллерийском полку и в Ригу возвращается в марте 1920 года. В возрасте 19 лет Жанис знакомится с Иоганной Новицкой. Только через год настойчивому Жанису удалось уговорить родителей Иоганны выдать за него 17-летнюю дочь. 3 октября 1920 года Жанис и Иоганна обвенчались в рижском католическом соборе Скорбящей Богоматери. В семье родились дочь и два сына.

С 1926 по 1940 год Жанис работает докером в Рижском порту, где включается в подпольную работу – после совершенного Карлисом Улманисом в 1934 году государственного переворота он прячет социал-демократов и коммунистов от преследований режима в портовых складах и судовых трюмах. В архиве сохранились документальные свидетельства, что Жанис однажды попался на контрабанде, за что привлекался к суду портового сената. Еще в 1928 году он получил водительские права и приобрел небольшой автобус, на котором возил пассажиров в Елгаву и Валмиеру. Была у Жаниса и яхта, конфискованная с приходом немцев.

Чтобы в оккупированном нацистами городе найти работу, способствующую его планам по спасению евреев, Жанис окончил курсы противовоздушной обороны при немецкой комендатуре в Риге. Вскоре после этого Жанис начал работать на складах Luftwaffe, в так называемых Красных амбарах возле центрального рынка, неподалеку от Рижского гетто, где в качестве подсобных рабочих использовались узники гетто. Жанис быстро заручился доверием начальства и стал ответственным за доставку евреев из гетто на работу и обратно. Эти обстоятельства позволили Липке постепенно и целенаправленно развернуть масштабную миссию по спасению евреев, преследуемых оккупационным режимом.

Первым спасенным был друг семьи Хаим Смолянский, живший с женой и детьми на территории Рижского гетто. В амбарах Жанис отвечал за еврейских рабочих, и в его обязанности входило отводить их обратно в гетто и расписываться у ворот. В первые месяцы существования гетто охрана не усердствовала и считала возвращающихся рабочих по головам, без поименной проверки. Пользуясь этим, Жанис возвращал в гетто не десять, а восемь евреев – роль остальных двоих играли его верные люди, потом выходившие в город по своим подлинным документам. В последующие годы оккупации, ужасов Холокоста и войны спасение узников гетто и концлагерей становилось все труднее и требовало большой отваги и риска. У каждого из спасенных людей своя особая история. К спасению евреев подключились друзья и знакомые Жаниса, помогая транспортом, одеждой, продуктами и временными убежищами. Он нашел надежных людей, прятавших беглецов в подвалах Риги и на хуторах Добельской волости. Нередко Жанис пользовался людскими слабостями, подкупая охранников и полицейских деньгами, сигаретами или водкой, располагая их к себе и отвлекая внимание разговорами. В общении с немцами Жанису очень помогало хорошее знание языка и умение сохранять хладнокровие в самых сложных и опасных ситуациях.

Перед концом войны, когда часть Латвии была уже освобождена от немцев, в декабре 1944 года Липке работал в гараже Министерства лесного хозяйства и перегонял из Курляндии в Ригу трофейные машины. Согласно семейному преданию, Жанис попутно вывозил на них дезертиров латышского легиона, бежавших из Курляндского котла.

Вскоре после войны Жаниса несколько раз вызывают в НКВД на улицу Стабу, где допрашивают о сыне Альфреде, служившем во вспомогательных частях вермахта. А еще чекисты ищут золото и бриллианты, не веря, что Липке спасал евреев бескорыстно. Выведенный из себя Липке заявляет следователю, что коммунисты такие же бандиты, как и фашисты, только те расстреливали людей в лицо, а эти в спину, что еще подлее! Липке думал, что эту выходку ему не простят, но оказалось наоборот, его отпустили домой и больше не дергали.

14 мая 1987 года Жанис в возрасте 87 лет уходит в вечность. Сам он считал, что то, что он сделал – обязанность человека. Если кто-то спрашивал его: «Жанис, сколько людей ты спас?», он отвечал просто: «Я не считал. Кого надо было, тех спасал. Кого мог, тех спасал, я не считал». О причинах, побуждавших Липке спасать людей, высказывались самые разные версии – и личная ненависть к немецким оккупантам, и авантюризм, и то, что Жанис был просто невероятно добрым человеком.